Я снова чувствую себя парфюмером: интервью с Натали Фейстауэр

Опубликовано: 05.09.2018

Этот насыщенный событиями непогожий день 6-го сентября мне было особенно приятно начать с чашки горячего чая и беседы с легендарным парфюмером Натали Фейстауэр , успевшей за годы своей карьеры создать массу таких разных и любимых многими ароматов: от Avon Aspire и Hermès Eau des Merveilles до Comme des Garçons Series 6 Tar , Amouage Honour Man и Etat Libre d`Orange Putain des Palaces . В этот раз она презентовала знаковый для себя Pelargonium , выпущенный под крылом американского нишевого дома Aedes de Venustas . Почему Натали особенно выделяет этот аромат? – читайте в нашем интервью.

Игорь Масюков : Натали, спасибо за ваш визит в Москву в этот прекрасный «погожий» день и за презентацию Pelargonium. Первое, что хочу спросить: кому обязан своим появлением этот необычный гераниевый аромат? Идея была вашей?

Натали Фейстауэр : (смеется) Спасибо и вам, Игорь, за то, что в такую погоду вы здесь. Идея аромата пришла к нам с Aedes de Venustas совместно. Я всегда хотела работать с Карлом и Робертом, и была очень рада узнать от моего друга и, по совместительству, их представителя в Париже Оливье Лё Дидро, что они приезжают в наш город весной (2016) и у меня будет возможность показать им свои наработки. Я приготовила для них десяток композиций с разнообразными нотами, взятыми за основу, и они им понравились – все!

Игорь : Все десять?

Натали : Да! Я знала, Карл и Роберт – вежливые люди, но не думала, что настолько. Надо признать, что всё, что я сделала, дабы показать им, я сделала в стилистике их марки. Даже цитрусовый аромат.

Игорь : Но в первую очередь они остановили свой выбор на Pelargonium?

Натали : Это так. Работать над ароматом было очень интересно – нас разделял океан, но будучи постоянно на связи, мы постепенно привели композицию к тому виду, в котором вы можете её попробовать сейчас. Изначально нота герани была нейтральной, но в процессе работы мы решили выделить её, сделав главной. Герань знакома многим как побочная нота, но мало кто знает её в том виде, в каком она предстает в Pelargonium.

Игорь : Да, ведь нота герани обычно применяется в мужских фужерах. Не рискованно было делать на её основе унисекс-аромат? Наверное понадобилось всё ваше мастерство, чтобы сбалансировать композицию нужным образом.

Натали : Карл и Роберт не мыслят категориями мужское-женское в парфюмерии. Для них это даже не предмет для обсуждения. Каждая композиция, выпущенная ими – вещь в себе, со своей историей и стержневой идеей. Так что вопрос гендерной принадлежности в процессе нашего общения даже не возникал. В их понимании аромат – произведение искусства, это даёт мне, как парфюмеру, подлинную свободу творчества, и я, конечно, это очень ценю. Что касается баланса, я уравновесила герань древесными и пряными нотами, но повторюсь, не с какой-то определенной целью, а потому что так композиция звучит наиболее гармонично. В этом плане Aedes de Venustas – бренд, о работе с которым парфюмер может только мечтать, они как Comme des Garçons: их либо любишь, либо нет, третьего не дано. Движущий ими принцип – отличаться от других, и поэтому они не подстраиваются под рынок, выпуская вневременные и внетрендовые композиции. Здесь можно привести аналогию с качественной обувью или одеждой, если они сделаны со вкусом и из хороших материалов, они никогда не останутся без внимания покупателя, вне зависимости от того, что сегодня в моде.

Игорь : Полностью согласен с вами. Давайте тогда поговорим о качестве: кто поставляет вам ингредиенты и насколько их качество влияет на конечный результат?

Натали : Это интересный и сложный вопрос. Конечный результат всегда в большей степени зависит от парфюмера: можно сделать хороший аромат из самых простых и доступных ингредиентов, впрочем, с таким же успехом можно смешать лучшие материалы на свете, не получив на выходе ничего стоящего. Возьмём, к примеру, кулинарию: неумелому повару принесли на кухню идеальные продукты. Что с ними станет? Похожим образом обстоят дела и в нашем ремесле. Мой основной поставщик – грасская компания Art et Parfum , связанная с именем легендарного Эдмона Рудницка, она до сих пор поставляет дому Dior ингредиенты для разработанного Эдмоном Eau Sauvage . Прекрасные ингредиенты, надо сказать. Diorissimo и Femme de Rochas тоже производятся из поставляемого ими сырья. Я, будучи независимым парфюмером, как и многие мои коллеги, рада сотрудничеству с Art et Parfum потому что, образно говоря, палитра предлагаемых ими красок сравнима с той, что могут дать своим парфюмерам гиганты индустрии.

Игорь : Звучит здорово. И, если честно, уже хочется познакомиться с тем, что ещё вы приготовили для Aedes de Venustas, ведь Pelargonium прекрасен. Можем ли мы ожидать выхода в тираж композиции вашего авторства в обозримом будущем?

Натали : Я надеюсь на это. Знаю, что следующая их новинка сделана Ральфом Швайгером (Ralf Schwieger), мы вместе с ним работали над Eau des Merveilles от Hermès , а после неё, возможно, выйдет ещё один мой аромат. Или два. А может быть три. Карл и Роберт – по-настоящему творческие люди, почти невозможно предугадать, на что в дальнейшем падёт их выбор.

Нам приносят ярко-красный флакон с Pelargonium, и я наношу его на фирменный блоттер. Я уже пробовал этот аромат раньше, но никогда бы не отказался от возможности обонять его снова. Здесь Фейстауэр дает мастер-класс по работе с пряными и древесными материалами, свежими цитрусами, чудом звучащими на протяжении всей жизни аромата, и совсем не металлической геранью, превратившейся в тень комплексного аккорда, полного почти что медитативного баланса. Мне сложно предположить, какой титанический труд проделала эта добродушная открытая женщина, чтобы достигнуть в своей работе такого слаженного звучания всех компонентов. Все, что я могу – с восхищением смотреть на неё, еле вспоминая свой следующий вопрос. Все мы понимаем: чтобы достигнуть высокого уровня мастерства в своем деле, нужно очень много работать, только тогда результат будет выглядеть естественным и непринужденным. Рассказы Чехова, Фотографии Анри Картье-Брессона, фантазия-экспромт Шопена в исполнении Даниила Трифонова, Pelargonium Натали Фейстауэр. Кто-то построит этот ряд имён по-своему, а кому-то вспомнятся парфюмеры подобного масштаба, и это будет не случайно. Стилистика Pelargonium очень близка к стилистике работ легендарного Жан-Клода Эллена : взять хотя бы его кардамоновые Cartier Declaration , Voyage d`Hermès и перчёно-ветиверовый Terre d'Hermès , проникнутые цитрусовым духом, неотделимым от основного аккорда. Pelargonium такой же, он сделан для тех, кто любит хайку от парфюмерии, он прекрасен.

Игорь : Натали, вы проделали в парфюмерной индустрии очень долгий путь, сначала проработав 24 года в Givaudan , а позднее перейдя в Symrise . Сейчас вы независимый парфюмер. Менялся ли ваш собственный стиль со временем, насколько он зависел от места работы и какой он сейчас?

Натали : Конечно менялся! На мой взгляд, парфюмеры делятся на два класса: первые творят, вторые – используют хроматографию. Сегодня практически любой человек за хроматографом может в каком-то смысле стать парфюмером, слегка изменить чужую композицию и начать делать деньги. Но мы же с вами понимаем, что в таком пути нет ни честности, ни творческого поиска. Откровенно вам скажу, во время работы в крупных компаниях многие парфюмеры проявляют свою креативность первые две недели работы над проектом, за остальные два года вплоть до запуска аромата результат их труда может быть усреднён фокус-группами настолько, что гордиться будет нечем – на полки встанет очередной «Invictus». Поэтому во многом успех зависит и от заказчика. Мне очень повезло в свое время работать с Hermès и Cartier – замечательные компании, готовые идти на риск, делая что-то новое. То же самое с Aedes de Venustas. Сейчас я независима и вновь действительно чувствую себя парфюмером. Я рискую и я счастлива.

Игорь : У вас огромный послужной список. Какими своими работами вы гордитесь больше всего?

Натали : Из того, что я вспомню сейчас, это конечно Eau des Merveilles, в 2004-м предложивший женщинам далеко не стереотипную композицию, а сейчас ставший в каком-то смысле классикой. Некоторые Comme des Garçons. И, безусловно, Pelargonium.

Игорь : Удивительно, я почему-то подумал о тех же ароматах. Спасибо вам большое за вашу искренность и открытость.

Натали : Спасибо и вам, Игорь, за живой интерес. До новых встреч.

Напомню, что Aedes de Venustas Pelargonium выпущен во флаконе объёмом 100 мл в концентрации парфюмированной воды и уже представлен в крупнейших сетевых магазинах России. На мой взгляд, это один из лучших релизов 2017-го года, в своём классе так точно. Такую красоту нельзя пропустить, не попробовав – вопреки правилам, идите на красный.

rss